Главная - Статьи - Евроазийская политическая культура

Евроазийская политическая культура


Оглавление:

Концепция культуры Н. С. Трубецкого в контексте евразийского учения Текст научной статьи по специальности «Прочие социальные науки»


взаимодействия между культурами этнических общностей, проживающих на территории постсоветского пространства, тем самым предотвратив существующие межнациональные конфликты между ними. В связи с этим культурно-философские идеи евразийского наследия Н.С. Трубецкого, которые раскрываются в данной статье, могут выступать в качестве конструктивных предложений по осуществлению национальной и культурной политики России — Евразии.

Ключевые слова евразийство, культура, национальная культура, диалог культур, культурные ценности, культурные традиции, «верхи» и «низы» культуры, «симфоническая личность». В современных условиях проблемы сохранения и развития российской культуры и прогнозирования ее дальнейшей судьбы вызывает большой междисциплинарный научный интерес.

Сегодня ученые различных областей знания, а также общественные и политические деятели активно обращаются к изучению и осмыслению прошлого и настоящего культуры России. С этих позиций особый интерес представляют изучение и анализ культуро-центрических идей представителей такого неоднозначного явления в русской философии как евразийство.

Евразийство рассматривается как геополитическое, социально-философское учение, интеллектуальное движение, сформировавшееся в 20-30-е годы XX века в среде российской научной эмиграции и сохранившее высокий идейно-политический потенциал на рубеже ХХ-ХХ1 веков. Одним из основателей и идеологов этого учения был Н.С. Трубецкой. Он принадлежит к тем русским мыслителям русского зарубежья, которые проявили свои универсальные знания в философии, филологии, лингвистике, культурологии, истории.

Идеи Н.С. Трубецкого актуальны и сегодня, так как они лежат в плоскости важных проблем современности: о соотношении культур и цивилизаций, национального и интернационального в культуре, о взаимодействии личности и культуры, «верхов» и «низов» русской культуры и другие.

Работа Н.С. Трубецкого «Европа и человечество» послужила своеобразным первым манифестом евразийства и сигналом к объединению творческой интеллигенции, оказавшейся в эмиграции.

Политические процессы и политический ландшафт современной Евразии: евразийская интеграция Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

The author pays particular attention to the evolution of the regional Eurasian integration, shows various stages of this process.

A comparative analysis of the features of political processes in the framework of the Eurasian regional integration and globalization is performed.

The author described the role of the political leaders of Belarus, Kazakhstan and Russia in the development of Eurasian integration. The paper presents points of view of the specialists in various branches of scientific knowledge, who focus on Eurasian integration as research subject. The prospects of the further evolution of the integration processes are evaluated.

The author draws attention to the need to go beyond economic integration, to compliment the process by cultural unity and military cooperation. Key words: forming the Eurasian space, political processes, regional integration, globalization, problems, prospects.

В начале XXI в. огромный евразийский континент вместе с Азиатско-Тихоокеанским регионом стали стремительно превращаться в ведущий политико-эко- номический центр силы в мире. Здесь концентрируются мировые противоречия и военные противостояния, протекают политические процессы, имеющие сложную предысторию.

В связи с этим Большая Евразия продолжает привлекать внимание ученых, представляющих различные отрасли научного знания.

Особый отряд составляют политологи, анализирующие множество разнообразных процессов и явлений, явившихся последствиями развала СССР. Результаты их исследований оказались чрезвычайно противоречивы.

В оценке происходящих в регионе политических процессов можно выделить два основных направления: их оценивают с позиций глобализации и регионализации.

С точки зрения глобализации экономические изменения рассматриваются как фундамент для глобальной политической и культурной «надстройки», поэтому имеет место стремление заменить понятие «международная экономика» понятием «мировая политическая экономика» [1, с. 86]. Исследователи процессов регионализации все чаще говорят о евразийском инновационном политическом ландшафте.

Евразийство как явление российской политической культуры тема диссертации и автореферата по ВАК РФ 23.00.01, кандидат политических наук Хобта, Валерий Валерьевич

В то же время, когда в период между двумя мировыми войнами утратили прежнюю значимость идея общественного прогресса, ценности западноевропейского либерализма, евразийство обратилось к духовному возрождению, к одухотворению различных видов общественной деятельности.

Поэтому им была поставлена проблема баланса между политической сферой и «духовным деланием», т.е. проблема соотнесения исторического монизма с планом метафизического дуализма. В таком качестве евразийство развивает социальную и политическую антропологию, продолжая традицию русской философии всеединства.

Обратившись к ней, евразийство стремилось к целостности («органичности»). Но эта целостность оказывается довольно непрочной, т.к. евразийство в конечном итоге не даёт ответа на вопрос о том, что же предопределило единство России-Евразии -потенциал русской православной культуры или географические особенности занимаемой ею территории?

И в этом вопросе ярко прослеживается аналогия между евразийцами и их предшественником К.Н.

Леонтьевым. У него также помимо натуралистической историософии была ещё и мистическая историософия; обе они служили одной и той же цели, но не были связаны между собой. В отношении христианства евразийцы зашли ещё дальше Леонтьева — если он видел в нём государственное начало, то они свели его рель к социально-организационной идее и меньше всего смотрели на него как на духовное начало.
В отношении христианства евразийцы зашли ещё дальше Леонтьева — если он видел в нём государственное начало, то они свели его рель к социально-организационной идее и меньше всего смотрели на него как на духовное начало.

Как и Леонтьев, евразийцы были враждебны демократии.

Вследствие непрочности целостности евразийство содержало две возможные тенденции своего развития: либо как религиозно-мистической концепции, либо как геополитической теории. Возобладала в конечном итоге вторая тенденция.

Пожалуй, можно считать только учение Н.К. Рериха развитием религиозно-мистической концепцией евразийства, но оно сложилось независимо от евразийч цев, как и их учение ничего не позаимствовало у Рериха.

/ В развитие евразийства внёс вклад Л.Н. Гумилёв, который раскрыл природу социальной материи («внутреннего тела») социального субъекта.

Но

Социально-культурные условия формирования евразийского пространства поликультуры Текст научной статьи по специальности «Науки об образовании»

Список литературы 1. Степанюк, И. В. Формирование креативного мышления на уроках / И.

В. Степанюк // Молодой учёный. — 2015. — № 16. — С. 426-428.

2. Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта высшего образования по направлению подготовки 54.03.01 Дизайн (уровень бакалавриата) [Электронный ресурс] : приказ М-ва образования и науки РФ от 11 августа 2016 г. № 1004. — Режим доступа: http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/71375254 (дата обращения: 20.06.2017). УДК 316.73:341.232.7(4/5) В. И.

Матис Алтайский государственный институт культуры, Барнаул, Россия СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЕ УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ ЕВРАЗИЙСКОГО ПРОСТРАНСТВА ПОЛИКУЛЬТУРЫ В статье на основе поликультурного подхода в образовании и культурной сфере представлены условия формирования евразийского культурного пространства, его структура, где совокупность национальных культур — это проявление и выражение интересов всех этнических культур в общей культуре. Чем больше локальных национальных особенностей отражено в общей цивилизационной культуре, тем более устойчиво в своём функционировании будет евразийская поликультура.

Ключевые слова: евразийская культура, поликультурное сообщество, поликультурная картина мира, глобализационные процессы, взаимообогащение культур, этнопедагогические особенности, межкультурное сотрудничество, культура межнационального общения, модели поликультурного общества, социально-культурные условия, компоненты евразийского культурного пространства, задачи формирования евразийской культуры, знаниевый, мировоззренческий, поведенческий компоненты формирования культуры межнационального общения, межкультурные компетенции. V. I. Matis Altai State Institute of Culture, Barnaul, Russia SOCIO-CULTURAL CONDITIONS OF FORMATION THE EURASIAN SPACE POLYCULTURES The author based on the multicultural approach in education and the culture shows some conditions for the Eurasian cultural space formation, its structure, where the sum of ethnic cultures is a manifestation of the interests of all ethnic cultures in a common culture.

Социокультурные и геополитические принципы евразийства: вызовы новой эпохи

Существование многих народов, населяющих Евразию, настоятельно нуждается в упрочении взаимодействия и взаимопонимания, обеспечиваемого совокупностью экономических, политических и культурных средств.

Дезорганизация жизни в этом регионе, продолжающаяся неопределенность в утверждении общих оснований социокультурной и геополитической регуляции требуют пристального изучения созревших в истории идейных построений, чтобы общественная мысль получила более надежные ориентиры. Евразийство на фоне цивилизационного неприятия Новое евразийское течение общественной мысли, как и то, которое заявило о себе в 1920-х годах, призвано решить несколько задач, имеющих принципиальное значение для цивилизационного, но вместе с тем и геополитического самоопределения российского общества и многих народов, населяющих огромные пространства двух континентов. Данное течение должно определить общие основания, принципы устроения и перспективы совместного развития обществ этого большого региона и формирования евразийской общности.

Исходная дилемма, стоявшая перед классическим евразийством, и в конце XX века остается непреодоленной: «евразийское поле» – пространство, не определившееся в полной мере в своей цивилизационной идентичности, а следовательно, предстающее как арена соперничества между цивилизациями, которая может превратиться в сферу либо столкновения, либо диалога и сотрудничества.

Именно на фоне этой неопределенности разворачиваются многочисленные дискуссии и сталкиваются точки зрения на содержание и перспективы евразийства. Существенная характеристика научных дискуссий или публицистических подходов состоит в том, что обсуждение евразийской тематики проводится большей частью на фоне упорного неприятия заметной частью российской интеллектуальной элиты этой тематики и превращения существующих здесь для России проблем в основание для дистанцирования от Востока.
Существенная характеристика научных дискуссий или публицистических подходов состоит в том, что обсуждение евразийской тематики проводится большей частью на фоне упорного неприятия заметной частью российской интеллектуальной элиты этой тематики и превращения существующих здесь для России проблем в основание для дистанцирования от Востока. Повернувшись «лицом к Западу» через «открытое окно» всестороннего общения, эта элита старательно захлопывает двери на Восток, опуская

Евразийство

В тех случаях, когда к.-л.

из перечисленных принципов нарушался, единая евразийская государственность подвергалась угрозе распада (удельные усобицы, смутное время, канун революции и т.

д.). С внутренней стороны для сохранения такого единства евразийцы считали необходимым наличие у народа единого, целостного и органичного миросозерцания, к-рое представляло бы собой осознание народом своего месторазвития как исторической и органической целостности. Рассматривая процесс формирования рус. государственности, евразийцы подчеркивали 2 важнейших фактора, определившие ход рус.

истории: заимствование из Византии правосл. культуры и формирование гос. структуры, обусловленное монг. игом. Последнее неизменно получало положительную оценку в трудах евразийцев: согласно Савицкому, «без «татарщины» не было бы России» (Савицкий.

1922. С. 342). По утверждению евразийцев, татары оказались «нейтральной» культурной средой: они не замутили «чистоты русского национального творчества», но сыграли важнейшую положительную роль, поскольку «они дали России свойство организовываться военно, создавать государственно-принудительный центр, достигать устойчивости» (Там же.

С. 343-344). В этой связи Вернадский указывал на пример св.

блгв. кн. Александра Невского, к-рый, с одной стороны, оказывал жестокое сопротивление герм.

и швед. рыцарям, несшим с собой зап. (католич.) культуру, а с др. стороны — призывал к поиску компромиссов в отношениях с монголо-татар.

завоевателями, религ. политика к-рых отличалась терпимостью и индифферентностью к локальным религ. взглядам: «Глубоким и гениальным наследственным историческим чутьем Александр понял, что в его историческую эпоху основная опасность для Православия и своеобразия русской культуры грозит с Запада, а не с Востока, от латинства, а не от монгольства.

взглядам: «Глубоким и гениальным наследственным историческим чутьем Александр понял, что в его историческую эпоху основная опасность для Православия и своеобразия русской культуры грозит с Запада, а не с Востока, от латинства, а не от монгольства.

Монгольство несло рабство телу, но не душе.

Латинство грозило исказить самое душу» (см.: Вернадский Г. В. Два подвига Святого Александра Невского // Евразийский временник. 1925. Кн. 4. С. 318-337). Вернадский полагал, что проявлявшееся в подобной политике гос.

Основные принципы евразийской политики Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

Данная модель имеет то преимущество, что позволяет опираться на вполне реальное «заграничное настоящее» в отличие от виртуального «отечественного прошлого», к которому тяготеет первая модель. И аргумент здесь тоже довольно простой: «У них рабо- тает, сработает и у нас».

Здесь важно подчеркнуть, что речь идет не просто о «заграничном опыте», но именно об ориентации на США как на флагман преуспевающего западного капиталистического мира. Указанные модели (плюс их многочисленные вариации) представлены в российской политике очень полно. Начиная с конца 80-х гг., основные мировоззренческие конфликты, дискуссии, политические баталии проходят между носителями именно этих двух мировоззрений.

Гораздо менее известна третья модель.

Ее можно определить как «евразийскую». В ней речь идет о более сложной операции, чем простое копирование советского или американского опыта.

Эта модель относится и к отечественному прошлому, и к зарубежному настоящему дифференцированно: усваивает кое-что из политической истории, кое-что —из реальности современных обществ. Евразийская модель исходит из того, что Россия (как государство, как народ, как культура) является самостоятельной цивилизационной ценностью, что она должна сохранить свою уникальность, независимость и мощь во что бы то ни стало, поставив на служение этой цели все учения, системы, механизмы и политические технологии, которые могут этому содействовать.

Евразийская модель исходит из того, что Россия (как государство, как народ, как культура) является самостоятельной цивилизационной ценностью, что она должна сохранить свою уникальность, независимость и мощь во что бы то ни стало, поставив на служение этой цели все учения, системы, механизмы и политические технологии, которые могут этому содействовать.

Евразийство, таким образом,— это своеобразный «патриотический прагматизм», свободный от любой догматики—как советской, так и либеральной.

Но вместе с тем широта и гибкость евразийского подхода не исключают концептуальной стройности этой теории, имеющей все признаки органичного, последовательного, внутренне непротиворечивого мировоззрения.

По мере того как две первые ортодоксальные модели доказывают свою непригодность, евразийство становится все более и более популярным, Советская модель оперирует устаревшими политэкономическими и социальными реалиями, эксплуатирует ностальгию и инерцию,

Культура в евразийском пространстве: теория, практика и современность Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Сегодня нам известны и результаты расшифровки генома неандертальцев, которые подтвердили версию о скрещивании Homo sapiens и неандертальцев 45 тыс. лет назад [2]. В это время в результате миграций со Средней Азии и с Ближнего Востока Homo sapiens со своими более развитыми технологиями, языком и культурой появился в Европе, постепенно ассимилировав и вытеснив обитавших здесь неандертальцев на Пиренейский полуостров [3, 4].

Соответственно, этот факт можно отнести к одному из ранних контактов культур Европы и Азии.

О многом могут говорить и найденные останки Денисовского человека, проживавшего на Алтае 40 тыс. лет до н. э. Именно они позволили профессору Сванте Паабо обосновать утверждение о том, что в этот исторический период Запад заселяли неандертальцы, а Восток — Homo altaiensis.

Палеогенетиче-ские исследования говорят и об их смешении [5]. Эти данные могут также свидетельствовать о ранних контактах культур Азии и Европы.

Почему сегодня мы обращаемся к этим результатам палеогенетиков?

Прежде всего потому, что они позволяют переосмыслить устоявшиеся теоретические положения классического евразийства. Понятие «евразийская культура» в концепции евразийства.

В одной из своих работ я уже останавливалась на онтологическом, семантическом, аксеологическом и политическом контексте понятия «евразийская культура» в концепциях евразийства [6], поэтому обозначим здесь лишь базовые характеристики. Российские историки и философы, сформировавшие в прошлом веке геополитическое и социально-философское учение «евразийства», определили первоначальную форму и сущность бытия евразийской культуры.

Границы эти исходят из признания географической целостности русской культуры, что дало основание евразийцам структурировать евразийский материк следующим образом:

«1) срединный континент или собственно Евразию и два периферических мира; 2) азиатский (Китай, Индия, Иран) и 3) европейский, граничащий с Евразией, примерно по линии реки Неман — Западный Буг -Сан-Устье Дуная»

[7, с. 132]. В концепции

Евразийская идея как фактор формирования имиджа современной России Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

Однако для реализации этой стратегии в России сегодня нет консенсуса по поводу «российской идеи», на которую можно было опираться как на общенациональный символ и транслировать в коммуникационное пространство.

1 Анхольт С. Проблема России в том, что ее считают обузой // http://snob.ru/selected/entry/56182 (дата обращения: 12.05.2015).

Вопрос о национальной идее в нашей стране всегда вызывал самые жаркие дискуссии. Со времен образования древнерусского государства и формирования российской нации сакраментальные вопросы: кто мы, откуда мы, куда мы идем?

разделяли российское общество на непримиримые политические лагери. Дискуссии «западников», «славянофилофилов» и «евразийцев» продолжаются в нашем обществе уже более двух столетий. Именно евразийцы предложили множество ярких и глубоких символов российской политической культуры и центральным среди них стало понятие «Россия-Евразия».

Сегодня поворот России на Восток актуализирует возрождение и развитие евразийской идеи. Согласно многочисленным опросам социологов, большинство россиян (около 74%) считают Россию особой евразийской цивилизацией2.

Россия как мост между Европой и Азией, как цивилизация на рубеже культур, обращенная в своем творческом политическом диалоге как к миру Востока, так и к миру Запада, дорога и понятна и самим россиянам, и зарубежной политической аудитории. В этом можно усмотреть и цивилизационную миссию нашей культуры, и позитивный политический имидж российского государства. В символическом плане эту идею хорошо выразил великий русский реформатор Петр Столыпин: «Наш орел — наследие Византии — орел двуглавый.

Конечно, сильны и могущественны и одноглавые орлы, но, отсекая нашему орлу одну голову, обращенную на Восток, вы не превратите его в одноглавого орла, вы заставите его только истечь кровью»3. В кругу евразийцев было много видных национальных мыслителей: лингвист Н.С. Трубецкой, историк Г.В. Вернадский, богословы Г.В.

Флоровский и А.В. Карташов, философ Л.П.

Карсавин. Но подлинным идеологом евразийства и выдающимся русским мыслителем начала ХХ столетия по праву считают Петра Николаевича Савицкого.

«Большая Евразия» и евразийская культура в контексте мировых цивилизаций Текст научной статьи по специальности «История и археология»

Сегодня мы уже становимся свидетелями реализации нового проекта, выдвинутого Н. А. Назарбаевым 17 июня 2016 г. на пленар- ном заседании XX Петербургского международного экономического форума, — проекта «Большая Евразия», который отражает стремление к созданию новой геоэкономической, геополитической и геокультурной общности всего евразийского континента.

Следует заметить, что осмысление евразийской проблематики в контексте «Большой Евразии», а не в пространстве Руси-России, как это имело место в концепции классического евразийства, имеет особый смысл не только в конструировании современных геополитических процессов, но и в межкультурной коммуникации.

Важно это и потому, что евразийское культурное пространство на протяжении всей своей многотысячной истории привело во взаимодействие две мировые цивилизации — номадическую и оседлую, что оказало существенное влияние на формирование евразийской культуры.

Евразийская культура. Предложенная концепция евразийской культуры отличается от аналогичного определения представителей классического евразийства своим континентальным пространственным континуумом, временной протяженностью и сущностными характеристиками. Суть этого подхода — в понимании евразийской культуры как особого типа культуры, локализованного не только на территории России и Советского Союза (как это понималось классическим евразийством), но и определяющего сущность многих цивилизаций и культур Евразии.

Евразийская культура понимается нами как особая типологическая общность, в основе которой — взаимодействие и сосуществование в рамках формирования и функционирования единой культурной системы двух типологически и территориально различных культур: европейской — с одной стороны, и азиатской — с другой. Наиболее характерной чертой и главным условием развития евразийского типа культуры является не только функционирование сложившейся веками культуры этноса, но и усвоение им определенных типологических характеристик иной культуры в виде целостной системы.

При этом возникает

Политическая философия евразийства

Евразийцы призывали бороться с «кошмаром всеобщей европеизации», требовали «сбросить европейское иго».

«Мы должны привыкнуть к мысли, что романо-германский мир со своей культурой — наш злейший враг»

. Так, ясно и недвусмысленно, писал князь Н.С.Трубецкой в вышедшей в Софии в 1920 г.

программной книге «Европа и Человечество».

Показательно, что евразиец Н.Н.Алексеев был единственным российским политическим автором, еще в 20-е годы обратившим внимание на книги Рене Генона.

Петр Савицкий первым среди русских мыслителей обратился к геополитике и применил к анализу России модель Хэлфорда Макиндера о «морских» и «сухопутных» системах.

Евразийство на уровне политической теории сводило воедино основные элементы философии политики. Оно предложило оригинальный язык, который позволяло исследовать русское Политическое в своеобразной терминологии, выработанной на основании пристального анализа цивилизационной и культурно-исторической особенности России.

Будучи наследниками славянофилов и Н.Я.Данилевского, евразийцы предлагали обширный политический проект, учитывающий основные тенденции в мировом масштабе.

Евразийцы заложили основу российской школы геополитики. На основании статьи Хэлфорда Макиндера «Географическая ось истории» П.Савицкий выстроил собственную непротиворечивую модель, с обратной системой приоритетов.

Если Макиндер рассматривал различные версии контроля берегового пространства евразийского материка со стороны Англии и США с тем, чтобы управлять стратегически Евразией в целом, то Савицкий, приняв ту же модель, рассмотрел ее с точки зрения российских национальных интересов. В то время, когда сознание всех русских было целиком и полностью политизировано, и вопрос стоял чрезвычайно остро – либо «белые», либо «красные», без каких-либо нюансов, Савицкий смог подняться над схваткой и сформулировал основы долгосрочной стратегии России. Будучи помощником Петра Струве в правительстве Врангеля, т.е.

находясь на стороне «белых», Савицкий публикует статью, где утверждает:

Эволюция евразийской идеи Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

Зеньковский, И.А.

Ильин, А.А. Кизеветтер, Д.С. Мережковский, П.Н. Милюков, 17 В.А. Мякотин, В.А. Рязановский, Ф.А. Сте-пун, П.Б.

Струве, Д.Д. Философов, В.В. Шульгин. Некоторые из оппонентов высказывались о евразийстве сочувственно (Н.А.

Бердяев, А.С. Изгоев, Г.П. Федотов, Е.Ф. Шмурло). Особый интерес представляет критика со стороны П.М. Би-цилли и Г.В. Флоровского, разделявших некоторые из идей евразийства на первом этапе его существования, а затем отошедших от него.

Евразийство привлекло внимание и зарубежных исследователей и критиков, среди которых Н.

Сполдинг, Э. Радль, Г. Римша, Ш. Буржуа, Е. Ло Га-то. Лекции евразийцев слушали Р.

Арон, Ж. Лакан, М. Мерло-Понти, Ж.-П. Сартр, A. Тойнби и другие видные зарубежные мыслители. Не остались без внимания работы евразийцев и в СССР (М.

Горький, B. Белов, Е. Вульф, Н. Иванов (Омский)). Евразийство оказало сильное влияние на советскую культуру (Л.

Леонов, Б. Пастернак, Б. Пильняк, Ю.

Рерих, К. Федин, А. Яковлев). Идеи евразийства, взбудоражившие поначалу умы, а затем почти забытые, ожили после Второй мировой войны в работах ленинградского ученого — историка, географа и этнолога — Л.Н. Гумилёва (1912-1992). Привнесенные советским ученым новые элементы в евразийскую теорию, произведенная им трансформация евразийства позволили позднейшим исследователям подразделить это интеллектуальное течение на «классическое» (межвоенное) и «позднее» (после Второй мировой войны).

Возрождению интереса к евразийству в немалой степени способствовали работы отечественных и зарубежных исследователей. Среди зарубежных исследователей евразийства: О. Босс, Ч. Гальперин, А. Ли-берман, Л.

Люкс, М. Ларюэль, Н. Рязанов-ский, П. Серио. Небольшие главы в своих исследованиях по истории русской общественной мысли и русской эмиграции посвятили евразийцам М.

Агурский, Р. Вил-лиамс, В. Зеньковский, Ж. Нива, Р. Пайпс, М. Раев, Г. Струве, С.

Утехин, М. Хаге-18 мейстер. Евразийские идеи освещают в своих работах М.