Главная - Статьи - Судебная практика по удо

Судебная практика по удо


Оглавление:

Апелляционное постановление № 22-4909/2020 от 29 сентября 2020 г. по делу № 4/1-81/2020


Показатели исправления, в частности, могут заключаться в соблюдении требований режима отбывания наказания и примерном поведении.Вывод суда о том, что осужденный заслуживает условно-досрочное освобождение, должен быть основан на всестороннем учете данных о его поведении за весь период отбывания наказания.Как следует из представленных материалов, за весь период отбывания наказания ФИО1 за весь период отбывания наказания взысканий не имеет. Осужденный 14 раз поощрялся за хорошее поведение и добросовестное отношение к труду.

В 2013 году -1 поощрение, в 2014 году -3, в 2016 году -2, в 2017 году-3, в 2022 году — 4. В 2012,2015 годах осужденный не поощрялся, в 2019 году ФИО1 получено только одно поощрение, за 2020 год он не имеет поощрений.

Таким образом, положительное поведение осужденного в период отбывания наказания не носило стабильный характер, а положительные тенденции возникли незадолго до наступления права на условно-досрочное освобождение. Анализируя в представленной характеристике поведение осужденного за весь срок отбывания наказания, администрация исправительного учреждения пришла к выводу о нецелесообразности условно-досрочного освобождения осужденного ФИО1, учитывая, что мер к добровольному погашению исковой задолженности он не предпринимал, на путь исправления не встал, цели наказания достиг не в полном объеме и нуждается в дальнейшем отбывании наказания в исправительной колонии строгого режимаОснований ставить под сомнение объективность характеристики администрации исправительного учреждения не имеется, так как изложенные в ней сведения не противоречат совокупности данных о личности ФИО1 и подтверждаются другими материалами производства.В отношении ФИО1 на исполнении по приговору находится исполнительный лист о взыскании долга в пользу ОАО Сбербанк России в сумме рублей, задолженность по которому составляет рублей.

В настоящее время осужденный не трудоустроен. С учетом поведения ФИО1 за весь период отбывания наказания, суд обоснованно пришел к выводу об

Адвокат доказал в ВС, что необходимый для УДО срок исчисляется с момента назначения наказания, а не его замены

Позицию первой инстанции поддержали апелляция и первая кассация. В интересах Ерехинского в Верховный Суд РФ обратился уже адвокат АП Ленинградской области Виктор Ермолаев.

В кассационной жалобе он указал, что выводы нижестоящих инстанций о необходимости отбытия осужденным не менее двух третей срока наказания с момента назначения принудительных работ противоречат закону. Позиция адвоката строилась на том, что ст.

79 УК не содержит положений, предусматривающих иной порядок исчисления фактического срока отбытия наказания применительно к осужденным, которым лишение свободы заменено более мягким видом наказания. Разъяснения п. 2 Постановления Пленума ВС от 21 апреля 2009 г. № 8, по мнению Виктора Ермолаева, применимы к тем лицам, в отношении которых были внесены изменения в уголовный закон и произведен пересмотр приговоров в сторону смягчения наказания, а не в отношении лиц, которым была произведена замена одного вида наказания другим, более мягким.

Проанализировав обстоятельства, судья Верховного Суда посчитал доводы адвоката обоснованными. Как указано в постановлении, уголовный закон предусматривает возникновение права на УДО у осужденного за особо тяжкое преступление после фактического отбытия двух третей всего срока наказания, назначенного приговором суда, а не двух третей срока более мягкого вида наказания, назначенного в результате замены наказания в виде лишения свободы на принудительные работы (п. «в» ч. 3 ст. 79 УК). Судья ВС решил, что позиции трех нижестоящих инстанций противоречат указанному выше толкованию п.

«в» ч. 3 ст. 79 уголовного закона. На этом основании кассационная жалоба адвоката на постановление Колпинского районного суда и апелляционное постановление Санкт-Петербургского городского суда была передана для рассмотрения в судебном заседании Третьего кассационного суда общей юрисдикции.

14 января Третий кассационный суд назначил судебное заседание по рассмотрению указанной жалобы на 4 февраля (постановление имеется у «АГ»).

Комментируя акт

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 г. N 51 г. Москва «О внесении изменений в постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2009 года N 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» и от 20 декабря 2011 года N 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора»

При оценке в соответствии с частью 41 статьи 79 и частью 4 статьи 80 УК РФ поведения осужденного, его отношения к учебе и труду, если он проходил профессиональное обучение и (или) привлекался к труду в период отбывания наказания, судам необходимо принимать во внимание всю совокупность имеющихся об этом сведений.

Наличие у осужденного взысканий само по себе не может свидетельствовать о том, что он нуждается в дальнейшем отбывании назначенного судом наказания.

Разрешая этот вопрос, следует учитывать конкретные обстоятельства, тяжесть и характер каждого допущенного осужденным нарушения за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства или представления, данные о снятии или погашении взысканий, время, прошедшее с момента последнего взыскания, последующее поведение осужденного и другие характеризующие его сведения.
Разрешая этот вопрос, следует учитывать конкретные обстоятельства, тяжесть и характер каждого допущенного осужденным нарушения за весь период отбывания наказания, а не только за время, непосредственно предшествующее рассмотрению ходатайства или представления, данные о снятии или погашении взысканий, время, прошедшее с момента последнего взыскания, последующее поведение осужденного и другие характеризующие его сведения. Необходимо иметь в виду, что при рассмотрении вопросов об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания и о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания суд не вправе высказывать суждение о незаконности и необоснованности примененных к осужденному взысканий и поощрений.»; 5) пункт 7 изложить в следующей редакции: «7.

Судам следует иметь в виду, что в соответствии с частью 1 статьи 79 и частью 1 статьи 80 УК РФ (в редакции Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 432-ФЗ) возмещение вреда (полностью или частично), причиненного преступлением, в размере, определенном решением суда, является одним из условий для условно-досрочного освобождения или замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания. Если в судебном заседании установлено, что осужденным принимались меры к возмещению причиненного преступлением вреда (материального ущерба и морального вреда), однако в силу объективных причин вред возмещен лишь в незначительном размере, то суд не вправе отказать в условно-досрочном освобождении от отбывания наказания или в замене неотбытой части наказания более мягким

Определение Конституционного Суда РФ от 28.02.2019 N 557-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Германова Александра Николаевича на нарушение его конституционных прав частью четвертой.1 статьи 79 и статьей 80 Уголовного кодекса Российской Федерации, частями первой и второй.2 статьи 78 и частью второй статьи 175 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации, а также положениями постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 года N 51 «О внесении изменений в постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 21 апреля 2009 года N 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» и от 20 декабря 2011 года N 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора»

Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.2.1. Непосредственной реализации конституционных принципов уважения достоинства личности, гуманизма, справедливости, законности, права каждого осужденного за преступление просить о смягчении наказания служат законодательно определенные основания и порядок условно-досрочного освобождения от отбывания наказания ( УК Российской Федерации, УИК Российской Федерации и УПК Российской Федерации).

Согласно УК Российской Федерации лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, а также возместило вред (полностью или частично), причиненный преступлением, в размере, определенном решением суда .

При этом законодатель предоставляет суду право в каждом конкретном случае решать, достаточны ли содержащиеся в ходатайстве об условно-досрочном освобождении и в иных материалах сведения для признания осужденного не нуждающимся в полном отбывании назначенного судом наказания и подлежащим условно-досрочному освобождению. Вывод о наличии или отсутствии оснований для применения условно-досрочного освобождения, к которому придет суд в своем решении, должен быть обоснован ссылками на конкретные фактические обстоятельства, исследованные в судебном заседании.

Возможность же либо невозможность применения условно-досрочного освобождения определяется в том числе обстоятельствами, характеризующими поведение осужденного за все время отбывания наказания (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 20 февраля 2007 года N 110-О-П, от 21 октября 2008 года N 485-О-О, от 29 января 2009 года N 42-О-О, от 28 мая 2009 года N 640-О-О, от 22 марта 2011 года N 335-О-О, от 18 октября 2012 года N 2002-О, от 24 сентября 2013 года N 1500-О, от 24 декабря 2013 года N 2096-О, от 22 апреля 2014 года N 840-О, от 23 апреля 2015 года N 1002-О, от 25 мая 2017 года , от 18 июля 2017 года и др.).

Апелляционное постановление № 22-924/2019 от 4 июня 2019 г.

по делу № 22-924/2019

В своем решении суд не учел, что за время отбывания наказания он приобрел хронические заболевания, имеет поощрения от администрации учреждения, содержится на облегченных условиях отбывания наказания с 03 сентября 2009 года, как вставший на путь исправления.

Имеющиеся незначительные нарушения режима содержания в учреждении, суд взял за основу своего решения, отказывая ему в УДО, что согласно ст. 177 УИК РФ является незаконным.

Обращаясь в суд 03 декабря 2022 года с ходатайством об УДО, он указывал о бесчеловечных условиях содержания в камере, об отсутствии общения с другими осужденными, все ухудшающееся состояние здоровья и отсутствие медикаментов и необходимого лечения, что суд оставил без внимания. Считает, что согласно ст.13 Европейской Конвенции по правам человека, при рассмотрении его ходатайства об УДО, было нарушено его право на защиту.

Убежден, что с учетом отбытого срока наказания, невнимательного рассмотрения его ходатайства об УДО, в том числе оставшихся без внимания суда бесчеловечных условий отбывания наказания, он имеет право на досрочное освобождение.

Указывает, что в судебном заседании 12 марта 2019 года он обращал внимание суда и сторон на материальные трудности и невозможность оплаты услуг адвоката, которые суд проигнорировал.

Просит постановление суда об отказе в удовлетворении ходатайства об УДО и постановление об оплате труда адвоката в размере 2070 рублей, отменить.

На апелляционную жалобу осужденного Сычева А.А. государственный обвинитель Антонов П.С. подал свои возражения, в которых он, приводя доводы, просит постановление суда оставить без изменения, доводы жалобы осужденного отклонить, как несостоятельные. Обращает внимание, что за период отбывания наказания Сычевым А.А.
Обращает внимание, что за период отбывания наказания Сычевым А.А.

неоднократно допускались нарушения установленного порядка отбывания наказания, к нему применялись меры дисциплинарного взыскания в виде выговоров, устных выговоров, проведено 3 профилактические беседы. В учреждении не трудоустроен, администрация учреждения его ходатайство об УДО не поддерживает.

Кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 07.05.2018 N 83-УД18-2

Просит об отмене всех судебных решений и удовлетворении его ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания.

Проверив материалы и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит, что она подлежит удовлетворению по следующим основаниям.В соответствии с УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.Судебная коллегия находит, что по данному делу допущены такие нарушения закона.В силу УК РФ лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, а также возместило вред (полностью или частично), причиненный преступлением, в размере, определенном решением суда.Согласно УК РФ при рассмотрении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания суд учитывает поведение осужденного, его отношение к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, в том числе имеющиеся поощрения и взыскания, отношение осужденного к совершенному деянию и то, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, а также заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности его условно-досрочного освобождения.Судом установлено, что осужденный Бондаренко отбыл две трети срока назначенного наказания; за период отбывания наказания имеет 8 поощрений и 1 взыскание, которое погашено; администрацией исправительного учреждения характеризуется положительно, согласно психологической характеристике представление Бондаренко к условно-досрочному освобождению целесообразно.Отказывая в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении осужденного Бондаренко от отбывания наказания, суд сослался на то, что мнение администрации исправительного учреждения, поддерживающей ходатайство осужденного об условно-досрочном освобождении, противоречит целям и задачам уголовного наказания; отсутствие действующих взысканий у лиц, отбывающих наказание в исправительных учреждениях, является их обязанностью, наличие у осужденного поощрений не является исключительным обстоятельством, положительно характеризующим его личность.

Правила рассмотрения ходатайств об УДО

Однако не все приводят норму закона, которой руководствовались (части 3, 4, 5 ст. 79 УК РФ), что является обязательным2. Исправление осужденного и обязательность отбытия им определенной части наказания соотносятся между собой как основание и условие УДО.

Основание — это исправление осужденного, а условие — отбытие им необходимой части наказания. Естественно, что важнее первое, нежели второе, хотя и то, и другое для УДО должно быть в совокупности. Основные ошибки в 2016 году судьи допускали, когда оценивали, нуждается ли осужденный для своего исправления в дальнейшем отбывании наказания.
Основные ошибки в 2016 году судьи допускали, когда оценивали, нуждается ли осужденный для своего исправления в дальнейшем отбывании наказания. Тяжесть преступления и неотбытый срок.

Иногда судьи необоснованно отказывали в УДО лицам, осужденным за тяжкие и особо тяжкие преступления. На судей «давили» значительный неотбытый срок наказания осужденного, который вправе претендовать на УДО, и категория преступления.

Между тем одно наличие определенного неотбытого срока наказания не может выступать в качестве условия для признания осужденного нуждающимся в дополнительном отбывании еще какой-то части наказания.

ИЗ ПРАКТИКИ. Тагилстроевский районный суд г. Нижнего Тагила освободил Д. от отбывания наказания условно-досрочно на 2 года 7 дней.

Суд апелляционной инстанции по представлению прокурора постановление районного суда отменил, в удовлетворении ходатайства об УДО отказал.

Основанием для этого стало то, что осужденный имеет значительный неотбытый срок наказания. Президиум Свердловского областного суда, отменяя апелляционное постановление областного суда, указал, что наличие значительного неотбытого наказания не может являться условием для отказа в УДО (постановление от 05.02.2014 по делу № 44у-101). Такая позиция представляется верной, тем более что Федеральный закон от 01.03.2012 № 18-ФЗ3 внес в п.

«г» ч. 3 ст. 79 УК РФ изменения, в соответствии с которыми срок, отбытие которого необходимо для появления права ходатайствовать об УДО, увеличен для осужденных, отбывающих наказание за совершение некоторых тяжких и особо тяжких преступлений, до трех четвертей.

ВС: В случае замены наказания более мягким необходимый для УДО срок исчисляется с момента такой замены

С учетом этого разъяснения Колпинский районный суд начал отсчет двух третей срока наказания, отбытие которых необходимо для применения УДО в отношении лица, осужденного за совершение особо тяжкого преступления, со дня начала отбытия принудительных работ.

Обжаловать это решение в апелляции не удалось. В Третий кассационный суд общей юрисдикции обратился уже другой защитник Ильи Ерехинского – адвокат АП Ленинградской области Виктор Ермолаев. Он же, после того как судья отказался передавать жалобу на рассмотрение в заседании, подал кассационную жалобу в Верховный Суд.
Он же, после того как судья отказался передавать жалобу на рассмотрение в заседании, подал кассационную жалобу в Верховный Суд.

Адвокат настаивал на том, что выводы нижестоящих инстанций о необходимости отбытия осужденным не менее двух третей срока наказания с момента назначения принудительных работ противоречат закону. Его позиция строилась на том, что ст. 79 УК не содержит положений, предусматривающих иной порядок исчисления фактического срока отбытия наказания применительно к осужденным, которым лишение свободы заменено более мягким видом наказания.

Разъяснения п. 2 Постановления Пленума ВС от 21 апреля 2009 г. № 8, по мнению Виктора Ермолаева, применимы к тем лицам, в отношении которых были внесены изменения в уголовный закон и произведен пересмотр приговоров в сторону смягчения наказания, а не в отношении лиц, которым была произведена замена одного вида наказания другим, более мягким. 27 декабря 2019 г. судья Верховного Суда Александр Ботин с доводами адвоката.

Как указано в постановлении, уголовный закон предусматривает возникновение права на УДО у осужденного за особо тяжкое преступление после фактического отбытия двух третей всего срока наказания, назначенного приговором суда, а не двух третей срока более мягкого вида наказания, назначенного в результате замены наказания в виде лишения свободы принудительными работами (п. «в» ч. 3 ст. 79 УК). Кассационная жалоба адвоката на постановление Колпинского районного суда и апелляционное постановление Санкт-Петербургского городского суда была передана для рассмотрения в судебном заседании Третьего кассационного суда общей юрисдикции.

Обзор судебной практики условно-досрочного освобождения от отбывания наказания (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 29.04.2014)

N 21 «О практике применения судами законодательства об исполнении приговора» (в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2012 года N 3),от 27 июня 2013 года N 22 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел об административном надзоре»,а также правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, изложенными в определениях от 28 мая 2009 года N 640-О-О, от 22 марта 2011 года N 335-О-О, от 25 января 2012 года N 131-О-О и др.По статистическим данным Судебного департамента при Верховном Суде Российской Федерации, за 2013 год судами Российской Федерации рассмотрены ходатайства об УДО в отношении 142 128 лиц (2012 год — 174 854 лица). Из них удовлетворены ходатайства в отношении 65 237 лиц, или 45,9% (2012 год — 89 907 лиц, или 51,4%).

Отказано в удовлетворении ходатайств в отношении 60 585 лиц, или 42,6% от числа лиц, в отношении которых рассмотрены ходатайства об УДО (2012 год — 69 200 лиц, или 39,6%).

В отношении 16 306 лиц, или 11,5%, приняты другие решения (о направлении ходатайства по подсудности, о прекращении производства по ходатайству и т.д.).Как свидетельствует статистика, число рассмотренных судами в 2013 году ходатайств об УДО является наименьшим за все время действия Уголовно-процессуального Российской Федерации (с 1 июля 2002 года).

Так же характеризуется показатель удовлетворенных ходатайств об УДО.При этом последние 3 года происходило одновременное снижение как общего числа рассмотренных судами ходатайств, так и числа удовлетворенных ходатайств.Рисунок (не приводится)Наряду с этим резко (в 3,3 раза) уменьшилось количество случаев отмены судами УДО по представлениям (с 2 615 в 2010 году до 792 в 2013 году). Неуклонно снижалось и число лиц, осужденных за новые преступления, совершенные в период УДО (2010 год — 50 630 лиц, 2011 год — 46 823 лица, 2012 год — 42 795 лиц, 2013 год — 38 523 лица).1.

Изучение судебной практики рассмотрения материалов об УДО показало, что при принятии решений в 2013

Осужденный оспаривает «обнуление» срока досрочного освобождения при замене наказания

В январе 2020 года судья Верховного суда согласился с доводами адвоката и перенаправил дело в Третий кассационный суд общей юрисдикции. Там решения районного и городского судов признали незаконными; дело было направлено обратно в Колпинский райсуд. После этого в Верховный суд обратилась Генпрокуратура.

Ведомство заявило, что при замене фактически происходит назначение нового наказания — а значит, и срок не должен оставаться прежним. «Если во время замены назначается новое наказание, то получается, что постановление суда в порядке ст. 80 УК РФ может подменять собой приговор.

Это в корне неверно и противоречит Уголовному кодексу»,— уверен Виктор Ермолаев. Тем не менее ВС встал на сторону Генпрокуратуры и признал правомерность «обнуления» срока УДО.Судья ВС Виктор Смирнов, участвовавший в рассмотрении обращения, не согласился с коллегами. В своем особом мнении он поддержал доводы адвоката: «В отличие от освобождения от наказания, при замене неотбытой части наказания наказанием более мягкого вида исполнение приговора суда не прекращается.
В своем особом мнении он поддержал доводы адвоката: «В отличие от освобождения от наказания, при замене неотбытой части наказания наказанием более мягкого вида исполнение приговора суда не прекращается.

Следовательно, не прекращается в этом случае и течение срока».

Судьи Верховного суда «крайне редко» выражают особое мнение в уголовной сфере, пояснил Виктор Ермолаев. Он предположил, что Виктор Смирнов высказал его из-за «очевидных неточностей» в рассуждениях коллег-судей. По словам адвоката, к делу Ильи Ерехинского

«было приковано внимание значительного числа осужденных»

, отбывающих принудительные работы.

А решение Верховного суда привело к отказам в УДО и другим заключенным. Это побудило адвоката подать надзорную жалобу, хотя Илья Ерехинский за время разбирательств уже воспользовался правом на «обнуленное» УДО.

Теперь точку в вопросе о сроках условно-досрочного освобождения рассмотрит президиум Верховного суда.

«Дело Ильи Ерехинского — первое в своем роде, дошедшее до Верховного суда.

Однако с проблемой расчета сроков УДО уже сталкиваются осужденные в разных регионах.

Поэтому очень важно, чтобы суд наконец разрешил правовой спор»,— рассказала “Ъ” юрист Фонда помощи осужденным и их семьям «Русь сидящая» Ольга Подоплелова.

Апелляционное постановление № 22-2361/2017 от 2 мая 2017 г. по делу № 22-2361/2017

Основанием для условно-досрочного освобождения является признание судом того факта, что лицо встало на путь исправления и не нуждается в полном отбывании избранного ему судом наказания.

Вывод об этом делается на основе исследования всех обстоятельств, связанных с личностью виновного.По смыслу закона, суды при решении вопроса о возможности применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания должны обеспечивать индивидуальный подход к каждому осужденному, не допуская отказа в условно-досрочном освобождении от наказания по основаниям, не указанным в законе.При оценке поведения осужденного, его отношения к учебе и труду, судам необходимо принимать во внимание всю совокупность имеющихся об этом сведений, которые должны получить надлежащую оценку в постановлении суда.В соответствии с п.

«г» ч. 3 ст. , условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным не менее трех четвертей срока наказания, назначенного за тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, которая осужденным на момент подачи ходатайства отбыта.Начало срока: 15.02.2012 года, конец срока: 14.08.2018 года.Из содержания представленной администрацией учреждения ФКУ ИК-7 УФСИН России по Ставропольскому краю характеристики, следует, что Судом правильно установлено, что осужденная, находясь в ФКУ ИЗ -61\3 ГУФСИН России по Ростовской области г. Новочеркасска требования режима содержания соблюдала, взысканий не имела. В ФКУ ИК-7 УФСИН России по СК г.

Зеленокумска прибыла 29.08.2013 года.

С 05.09.2013 года по 28.10.2014 года была трудоустроена учеником швеи ЦТАО. Периодически убывала этапом в ФКУ СИЗО — 2 УФСИН России по СК г. Пятигорска. С 19.08.2015 года трудоустроена в учебно- производственных цех на должность швеи 1 разряда, замечаний по работе со стороны персонала ЦТАО не имеет.

Мероприятия воспитательного характера посещает регулярно, реагирует правильно, принимает эпизодическое участие в общественной жизни отряда.

Статья 79 УК РФ. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания.

Фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев.4.1. При рассмотрении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания суд учитывает поведение осужденного, его отношение к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, в том числе имеющиеся поощрения и взыскания, отношение осужденного к совершенному деянию и то, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, а также заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности его условно-досрочного освобождения.

В отношении осужденного, страдающего расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости, и совершившего в возрасте старше восемнадцати лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, суд также учитывает применение к осужденному принудительных мер медицинского характера, его отношение к лечению и результаты судебно-психиатрической экспертизы.5.

Лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы. Условно-досрочное освобождение от дальнейшего отбывания пожизненного лишения свободы применяется только при отсутствии у осужденного злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания в течение предшествующих трех лет. Лицо, совершившее в период отбывания пожизненного лишения свободы новое тяжкое или особо тяжкое преступление, условно-досрочному освобождению не подлежит.6.

Контроль за поведением лица, освобожденного условно-досрочно, осуществляется уполномоченным на то специализированным государственным органом, а в отношении военнослужащих — командованием воинских частей и учреждений.7. Если в течение оставшейся не отбытой части наказания:а) осужденный

Апелляционное постановление № 22-1262/2019 от 3 апреля 2019 г. по делу № 22-1262/2019

, указывает на то, что суд вправе принять решение о снятии судимости до истечения срока её погашения, с учётом не только доводов осуждённого и данных о его поведении, но и других обстоятельств, имеющих значение для дела, в том числе тяжести преступления и длительности периода времени, прошедшего с момента истечения срока отбытия наказания.

Считает, что осуждение Шевченко А.В. за совершение тяжких преступлений и непродолжительный период, прошедший с момента отбытия наказания, не дают оснований для вывода о возможности досрочного снятия судимости.

Отмечает, что судимость за совершение преступления, предусмотренного ч. 3 ст. , погашается по истечении 8 лет после отбытия наказания, и на день вынесения постановления истекло только 5 месяцев после отбытия Шевченко А.В. наказания, что является недостаточным сроком для вывода о безупречности его поведения.

Обращает внимание на то, что необоснованное снятие судимости с Шевченко А.В.

нарушает принцип неотвратимости наказания и несовместимо с принципами уголовного судопроизводства.Просит постановление отменить, материал передать на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.В письменных возражениях на апелляционное представление осуждённый Шевченко А.В. выражает несогласие с доводами апелляционного представления, считая их несостоятельными, необоснованными и подлежащими отклонению. Отмечает, что объективных данных, свидетельствующих о наличии по настоящему делу нарушений уголовно-процессуального закона, в апелляционном представлении не приведено; возможность применения в отношении осуждённого досрочного снятия судимости надлежащим образом мотивирована судом в постановлении, выводы суда об этом соответствуют фактическим обстоятельствам; закон не содержит срока, по истечении которого осуждённый имеет право обратиться в суд для решения вопроса о снятии судимости досрочно; в апелляционном представлении прокурора не указано оснований, предусмотренных статьёй .